Гімнографічні твори Костянтина Солунського та започаткування слов'янської гімнографії

ЗаявникШуміло Світлана Михайлівна (Україна)
ФорумМіжнародна наукова конференція "Науковий потенціал славістики: історичні здобутки та тенденції розвитку" (до Дня слов'янської писемності і культури)
Західне вказано
Назва доповідіГімнографічні твори Костянтина Солунського та започаткування слов'янської гімнографії
Інформація про співдоповідачів
Презентаціяне завантажено
Статтяне завантажено


Тези доповіді

Шумило Светлана Михайловна, к. филол. н.
Украина, Чернигов.

Гимнографические произведения Кирилла Солунского
и начало славянской гимнографии

Гимнографическое наследие – одна из самых неизученных страниц нашего литературного прошлого. Богослужебные произведения необычайно сложны с точки зрения текстологии, что существенно затрудняет их изучение, сложны они и в отношении жанровых характеристик, тропики, связи с их музыкальным воплощением. Тем не менее, гимнографические тексты нуждаются в детальном и глубоком исследовании. Будучи одними из наиболее читаемых и нередко – заучиваемых на память в средневековье, богослужебные тексты явились одним из главных литературных источников для славян, они во многом формировали художественный вкус древних книжников, из гимнов черпались основные художественные тропы. Иными словами, гимнографические жанры – одни из самых влиятельных (после Псалтири) текстов, формировавших литературный процесс у новообращенных славян.
Переводные произведения Кирилла Солунского стали для славян образцами литературного славянского языка. Тем более, оригинальные произведения просветителя славян воспринимались как пример художественного творчества и литературного канона. Славянская же гимнография развивалась во многом под влиянием тех богослужебных произведений, которые перевел или написал сам просветитель славян. В качестве одного из возможных образцов славянской гимнографии и источников гимнографической художественности наших предков рассмотрим написанную Кириллом Солунским Службу обретению мощей св. Климента Римского.
Вопрос об оригинальности этой Службы в науке остается открытым: считается, что она имеет греческий протограф, но он, однако, по сей день не найден [1, 320]. Вероятно, св. Кирилл пользовался различными греческими службами, собирая из них те или иные художественные приемы, содержание же самой службы свидетельствует о том, что она была написана именно для празднования такого выдающегося события в жизни Херсонеса и самого равноапостольного Кирилла, как обретение мощей древнего великого святого. Иными словами, содержание службы наталкивает на мысль, что текст является оригинальным произведением св. Кирилла. Например, первый тропарь канона написан явно от первого лица того, кто обрел мощи:
Яко мудрости Вина, Спасе, Ты, всесветлh человhком страшныи Датель Ты разума, душу мою озари, наставляя на мирьное Божие наитие Климента Божия раку мощии восхождение [2, 310].
Служба обретению мощей Климента Римского была написана Кириллом в довольно интересных и необычных для молодого (34 года) творца условиях: в это самое время в Херсонесе пребывали двое известных греческих гимнографов, один из которых являлся автором общеизвестной службы святому папе Римскому Клименту, которая поется на день его преставления, 25 ноября [1, 320]. Тем не менее, Кирилл Солунский осмеливается создать собственную службу, и простое сравнение с текстом на преставление св. Климента, написанным Иосифом Гимнографом, показывает, насколько оригинален текст молодого просветителя славян.
Произведение св. Кирилла замечательно тем, что имеет как бы два смысловых уровня: первый – очевидный – это радость от обретения мощей и воспевание их как некоей драгоценности. Довольно стандартное содержание для подобной службы, что видим, например, из хорошо знакомому св. Кириллу по константинопольским богослужениям тропарю Третьему Обретению главы св. Иоана Предтечи:
Яко Божественное сокровище, сокровенное в земли, Христос откры главу твою нам, пророче и Предтече. Вси убо сошедшеся в сея обретение, песньми богоглаголивыми Спаса воспоим, спасающа нас от тления молитвами твоими [6, л. 148 ].
Второй же план службы – это ее пасхальное настроение, и в этом нам видится оригинальное решение творческой задачи, которую Кирилл Солунский поставил перед собой: выделить праздник обретения мощей из общей череды праздников, столь густо стоящих рядом с ним (праздник обретения мощей Климента Римского в богослужебном круге находится рядом с памятью святителя Иоанна Златоустого и Игнатия Богоносца, намного более почитаемых в Риме святых, чем папа Климент). Однако для самого Кирилла Солунского торжество на память св. Климента, думается, было намного более важным событием, поскольку имело непосредственное отношение к нему самому и делу его великой миссии.
Знаменателен способ введения пасхального подтекста в богослужебный текст. Автор напрямую не соотносит происходящее с Пасхой, но на музыкальном уровне задает это настроение через использование пасхального подобна «Приидите от видения, жены благовестницы…». Подобен сразу относит слушателей к пасхальным стихирам, играющим в пасхальном богослужении роль самых радостных и торжественных песнопений, связанных в древней церкви с традицией взаимного поздравления с праздником и целования братии.
Задав, таким образом, Пасхальное настроение, автор продолжает его еще одним подобном – «Егда от древа…». Это подобен стихир Страстной седмицы и службы Антипасхи (Фомина воскресения), который также тематически связан с пасхальным циклом богослужений.
Уподобляясь пасхальному богослужению в музыкальном плане, стихиры св. Кирилла совпадают с ними и в использовании отдельных тропов. Так, Климент Римский назван: «въ сълньцех сълньце… еже въсия отъ гроба своего» [5, с. 300]. Сравни с пасхальным икосом: «Еже прежде сълнца Сълнце, зашешее иногда во гробъ…» [4, л. 105].
Канон, созданный св. Кириллом, также остается в тематическом единстве с Пасхальным каноном, но уже не на уровне музыкальных уподоблений, а по перекличке некоторых ключевых слов. Так, отдельные тропари канона св. Клименту начинаются теми же словами, что и соответствующие тропари пасхального канона:
Тропарь 1 песни св. Клименту:
Ныне приемля, Христе Боже, Веру стада Твоего, благочестно благодушевно приступающа прилежно явися… [5, с. 310].
Тропарь 3 песни пасхального канона:
Ныне вся исполнишася света, небо же, и земля, и преисподняя… [4, л. 101]
Аналогично совпадают с пасхальным каноном не только первые слова, но и отдельные темы песней канона: так, 3-я песнь у Кирилла перекликается с пасхальной 3-ей песнью благодаря теме «нового вина» – «приснотекущего источника», четвертая песнь содержит аналогично пасхальной – тему скачущего и играющего перед ковчегом Давида (кроме пасхального канона тема «играния и скакания» Давида более нигде в богослужениях не встречается). 5-я песнь у св. Кирилла пронизана световой символикой, как и пятая песнь пасхального канона. 8-я песнь содержит в качестве начального слова в тропаре «Приидите», как и восьмая песнь пасхального канона.
Эти малоприметные совпадения отдельных слов можно было бы считать именно совпадениями, ни к чему не обязывающими автора и реципиента, если бы они не прослеживались так последовательно во всем каноне, не повторялись бы в одних и тех же песнях и не соответствовали данным в стихирах подобнам и тематическим перекличкам отдельных тропов.
Сравнивая написанную св. Кириллом Службу обретению мощей Климента Римского с подобными по тематике службами греческим святым, мы пришли к выводу о ее уникальной художественной структуре. Уникальность достигается за счет введения в текст службы пасхального подтекста, который прослеживается и в тематике отдельных песнопений, и в музыкальной структуре произведения. Именно такая, необычно оригинальная служба, написанная молодым проповедником вопреки существующим до этого службам св. Клименту и вопреки авторитету находящихся в Херсонесе больших византийских гимнографов, явилась одним из первых образцов оригинальной гимнографии для новообращенных славян.
1. Комментарии к канону Кирилла Солунского // Мурьянов М. Ф. Гимнография Киевской Руси / М. Ф. Мурьянов. – М.: Наука, 2003. – С. 320–332.
2. Мучение св. Климента Римского // Минея четия, ноябрь и часть мая, нач. XV в. РГБ. – Собр. ТСЛ. – Ф. 301. I. – № 669. – ЛЛ. 351–354
3. Соболевский А. И. Жития святых по древнерусским спискам : Мучение св. Климента Римского, Житие св. Василия Великого, Житие 40 мучеников, в Севастии / А. И. Соболевский // Памятники древней письменности и искусства, Т. CXL.
4. Служба Воскресению Христову // Триодь цветная, XVI в. РГБ. – Собр. ТСЛ. – Ф. 301. I. – № 399. – ЛЛ. 100 об.–106.
5. Служба празднику обретения в Херсонесе мощей Климента папы Римского, творение Кирилла (Константина) Солунского // Мурьянов М. Ф. Гимнография Киевской Руси / М. Ф. птуконрьМурьянов. – М.: Наука, 2003. – С. 309–319 (Ср.: Служба св. Клименту Римскому, половина-начало XIII в. // Минея праздничная, РГАДА. – Ф. 381. – № 98. – ЛЛ. 65–67 об.).
6. Служба празднику обретения главы Иоанна Предтечи // Минея Служебная. РГБ. – Собр. ТСЛ. – Ф. 301. I. – № 557 (550). – ЛЛ. 144–155, об.